Семья Фриске вышла на тропу войны

После встречи с внуком родные певицы намерены решить все вопросы с Русфондом. Следствие установило, что деньги сняла мама артистки Ольга Владимировна. Недавнее судебное заседание подтолкнуло Владимира Борисовича сделать официальное заявление

Неделю назад родные Жанны Фриске увидели Платона. Это было первое за полтора года свидание. «Встреча прошла в Цирке на Вернадского во время представления, – рассказал юрист Сергей Федорович. – Платон сидел у папы на коленях, от родственников его отделял судебный пристав.

В антракте семье Жанны удалось 15 минут пообщаться с мальчиком в специальной комнате. Все плакали и обнимались. Он узнал дедушку, бабушку и тетю. Владимир Борисович спросил у внука: как дела, чем увлекается. Затем все вернулись в ложу. От волнения у Владимира Фриске разболелось сердце».
Родственники планируют помириться с Дмитрием Шепелевым, чтобы и дальше общаться с внуком. Они хотят добиться пересмотра постановления суда о порядке общения с Платоном. А сейчас на повестке дня другое дело – Русфонд и пропавшие деньги. Следствие выяснило, что 25 миллионов рублей со счета сняла Ольга Владимировна, мама Жанны. Родных Жанны Фриске обязали вернуть 21 миллион рублей

В связи с этими обвинениями Владимир Фриске сделал официальное заявление:

«Прецедент! — так называют в юриспруденции от лат. praecedens — предшествующий — случай или событие, имевшее место в прошлом и служащее примером или основанием для аналогичных действий в настоящем.

Перовский суд сделал свое черное дело, создал прецедент и открыл ящик Пандоры перед гражданами России через дело Жанны Фриске. Невзирая на то, что Русфонд издевался над родными, которые не имели никакого отношения к деньгам, адвокаты Русфонда решили отправить родных вслед за Жанной узнать, где же чеки по лечению.

С юридической стороны это беспредел. Теперь каждый, у кого заболели близкие, так же обречен вслед за гибелью родных отправиться в тюрьму из-за алчных фондов/русфондов. Если больница даст больному справки, чеки, а их не примут такой вот Русфонд и Перовский суд, то вас ждут годы безысходного тюремного срока. Договор, как оказалось, не благотворительный, то есть это не пожертвования (дарения – ст. 572–582 ГК РФ), как сказал судья Савостьянов С.В., а смешанный! Не договор пожертвования денег больным от народа (жертвователей), а коммерческий и имеет обязательства!